Мельница Гамлета

эссе, исследующее истоки
человеческого знания
и его передачу
через миф

Приложение 2

Отцом саксоновского Амлета был Хорвандилл[1] или Орендел[2], Эрентел[3], Эарендел[4], Эрвандил[5], Аурвандил[6], которого приложение к «Книге героев»[7] провозглашает первым из всех героев, что были когда-либо рождены.

Некоторые данные, известные о нём, сведены Якобом Гриммом1:

Он терпит кораблекрушение во время путешествия, находит кров у хозяина-рыбака Айзена[8]2, получает от своего хозяина бесшовный хитон, а впоследствии выигрывает фрау Брайде[9], прекраснейшую из женщин; отцом его был король по имени Айгель[10] из Трира[11]. Вся ткань повествования наводит на мысль об Одиссее: потерпевший кораблекрушение хватается за доску, роет себе нору, держит перед собой ветвь; даже бесшовный хитон может быть сопоставлен с покрывалом Ино, а рыбак со свинопасом, храмовники дамы Брайде — с женихами Пенелопы, ангелы — с посланцами Зевса. Однако многие вещи отличаются в угоду немецким вкусам, к тому же добавлены эпизоды, например, обнажённый меч, лежащий между новобрачными, о котором греческая история ничего не знает. Имя героя найдено даже в документах на старом верхненемецком: Орендил ⟨…⟩ Орентил ⟨…⟩ деревня Оренделзаль, ныне Орендензалль, в ⟨княжестве⟩ Гогенлоэ ⟨…⟩ Но в «Младшей Эдде» приводился другой миф, который был упомянут в повествовании о камне в голове Тора. Гроа[12] занята чтением своего магического заклинания, когда Тор, чтобы отблагодарить её за близящееся излечение, сообщает хорошую новость, что, идя из Йотунхейма на Север, он нёс её мужа, храброго Орвандилла в корзине на спине, и тот непременно скоро будет дома; в подтверждение он добавляет, что палец Орвандила торчал из корзины и замёрз, он отломил и подбросил его в небо, и сделал звезду из него, которая зовется Палец Орвандила[13]. Но Гроа, на радостях от таких вестей, забыла заклинание, поэтому камень так и остался навсегда в голове бога. (Снорри, «Младшая Эдда», «Язык поэзии», Skáldskaparmál. 17)[14]

Фредерик Пауэлл[15]3, напротив, сравнивает героя с Орионом в своей смелой интерпретации:

История Орвандела (по аналогии с Охотником Орионом) должна быть реконструирована, в основном, по «Младшей Эдде». Он был охотником, достаточно крупным и смелым, чтобы справиться с великанами. Он был другом Тора, мужем Гроа, отцом Свипдага[16], врагом великана Коллера[17] и чудовища Селы[18]. Истории о его рождении и ослеплении, по всей видимости, утрачены в тевтонских преданиях, если только мы не сочтём, что истекание Робин Гуда кровью по вине вероломной настоятельницы, происходившее, пока он не мог видеть — это всё, что осталось от истории о смерти великого лучника. Д-р Рюдберг рассматривает его самого и родню как дубликат тех трёх героев, Эгиля-лучника, Вейланда-кузнеца[19] и Финна-арфиста, а уже их — дубликатами трёх первобытных мастеров, сынов Ивальди, чья история рассказана в «Младшей Эдде».

Неизвестно, какой звездой или созвездием был «Палец Орвандила». Не говоря уже о таких диких идеях, как то, что целое созвездие Ориона представлялось его пальцем4 — ⟨хотя⟩ идентификацию его с Ригелем, бетой Ориона стоило бы обсудить — даже Ройтер пытается убедить себя, что Северная Корона «похожа на палец»5, поскольку он не может освободиться от пут сезонной интерпретации мифа, и не осмеливается атаковать романтический авторитет Людвига Уланда, который создал догму о том, что Тор несёт в корзине на спине знак весны; поэтому созвездие нужно было найти такое, которое бы сообщало о приходе весны, и Ройтер, выбирая между Арктуром и Короной, выбрал последнюю.

Тем не менее, не только палец дает отцу Гамлета космическое окружение: некоторые строки «Христа» Кюневульфа посвящают герою следующие слова:

Радуйся, Эарендел, ярчайший из ангелов ты
Посланный человечеству на это средиземье
Ты — истинное сияние Солнца,
Сияющий над звёздами, и сам себя
Освещающий вечно, все приливы времени6.

Эксперты расходятся во мнении, указывает Эарендел здесь на Христа или на Марию, и действительно ли имеется в виду Венера как «утренняя звезда» — идентификация, которая выдвигается, поскольку древние толкования переводят Эарендел как Юбар[20]7, а Юбар везде принимают за Венеру, предполагая, что «утренняя звезда» во всех случаях Венера, что определённо ошибочно: любая звезда, созвездие или планета, поднимающаяся гелиакально может выступать в качестве утренней звезды.

С уважением к juba, то есть, буквально, «грива любого животного», jubar — «пучок света, сияние», у нас есть ясное утверждение Варрона: juba dicitur stella Lucifer[21]8. Тем не менее, некоторые эксперты против тождества Орендел/Эарендел = Венера9. Голланц воздерживается от точной идентификации, но он добывает ещё один существующий фрагмент данных относительно слова «Эарендел»:

В англо-саксонских толкованиях earendel... или oerendil интерпретируется как jubar, но «утренняя заря» или «утренняя звезда», вероятно, были бы лучшим переводом, как в единственном другом пассаже, известном в староанглийской литературе, а именно в «Бликлингских Проповедях»[22] (P. 163, I. 3): Nu seo Cristes gebyrd at his aeriste, se niwa eorendel Sanctus Johannes; and nu se leoma thaere sothan sunnan God selfa cuman wille, то есть «И ныне Христос родился при его явлении, и зарей нового дня (или рассветом) был Иоанн Креститель. И теперь свет истинного Солнца, сам Бог, должен придти10[23].

Орендел/Эарендел, к тому же, выглядит самым выдающимся среди тех, кто возвещает некое «пришествие», не без сходства с эпизодом в «Одиссее» (13.93 и дал.), рассказывающим о прибытии Одиссея на Итаку: «Когда взошла эта, ярчайшая из звёзд (astēr phaántatos), которая говорит нам, что рассвет близко, корабль путешественников приблизился к острову»[24]. Это может снова указывать на Венеру, но есть причины думать, что это Сириус, ярчайшая из звёзд, как выйдет позже.

Ещё одним предметом дискуссии стала этимология имени, а поскольку идентификация Орендела могла определяться его этимологией, мы, по крайней мере слегка, затронем этот вопрос. Якоб Гримм вольно допускал:

Я сомневаюсь только в правописании и толковании слова: в древневерхненемецком ôrentil обозначается англосаксонским eárendel, оба они потребовали бы в старонорвежском aurvendill, eyrvendill; но если мы начинаем со старонорвежского örvendill, тогда англосаксонский earendel, древневерхненемецкий erentil казался бы предпочтительным. Последняя часть сложного слова определённо содержит entil = wentil11. Первая часть должна быть либо ôra, eáre (лат. Auris «ухо»), либо старонорвежское ör, в род.п. örval (sagitta[25]). Теперь, поскольку это встречается в рассказе Саксона Грамматика... Horvendilus filius Gervendili[26], а в старом верхненемецком имя Kêrwentil[27]... и Gêrentil[28]... и geir (hasta[29]) лучше согласуется с ör, чем с eyra (auris), вторая интерпретация может повлиять на наше согласие; вид полной легенды объяснил бы причины имени. Я думаю, что отец Орентила тоже заслуживает внимания: Айгиль[30] — ещё одно старое и тёмное имя... Может история странствий Орентила предположительно быть настолько древней, что в Орентиле и Айгиле из Трира мы должны видеть Улисса и Лаэрта, которых Тацит помещает на нашем Рейне? Имена ничего общего не показывают.

Шерер[31] (P. 179) коротко указывает: «Эарендел не имеет отношения ни к âusôs, «заря», ни к староанглийскому éar, «ухо» (Ahre), но к староанглийскому éar м.р. «волна, море», старонорвежскому aurr, «сырость, влага». Голланц, который склонялся к связыванию Эарендела с востоком (ushas, eos, aurora, etc.), упоминает более современные производные, среди которых производные от aurr «влажность» и от корня, значащего «гореть»: в греческом euo, латинском uro, Ves-uvius etc. Убедительным представляется нам производное от ör = стрела, предложенное Гриммом и Уландом, который объяснял Орендела как того, кто «управляет стрелой» (по противоположности с его дедом, Герентилем, который работал с ger = копьём), а Зимрок излагает мнение, что сама глосса «Эарендел Юбар» явно характеризует Эарендела как «луч», который в средневерхненемецком и итальянском ещё означает «стрелу»12.

Зимрок сделал больше, внеся на рассмотрение то, что в «Книге Героев» Orendel пишется Erendelle, и там же, в другом месте Ernthelle, он думает, что, вероятно, Ern было опущено как Epitheton ornans[32]13, и он заключает из этого, что история о ⟨Вильгельме⟩ Телле, стреляющем в яблоко на голове его сына, когда-то говорила о самом Оренделе. То, что исторический (?) Телль не был ни изобретателем своего знаменитого выстрела, ни даже, возможно, исполнителем его, кажется довольно определённым. Как метко заметил Гримм:

Легенда о Вильгельме Телле не относится к реальным событиям, однако, без подтасовок или лжи, как гениальный миф, она вновь выстрелила в сердце Швейцарии, чтобы украсить сделку, пленившую сокровенное существо нации14.

Нет такой стрелы, которая могла бы состязаться с Сириусом в мифическом значении. Мы знаем mulKAK.SI.DI (см. рис. 1), «Стрелу-Звезду» из Шумера, равно как и Тиштрийю[33], стрелу из Древнего Ирана её выпускали из лука, образованного звёздами Арго и Большого Пса (шумер. mulBAN). Тот же самый лук найдётся в китайской ⟨небесной⟩ сфере (см. рис. 2), но стрела короче и целится в Сириус, небесного Шакала, несмотря на то, что та же самая египетская стрела нацелена на звезду в голове Коровы Сотис, как нарисовано в так называемом «Круглом Зодиаке» из Дендеры (см. рис. 3) — снова Сириус. В Индии Сириус сам лучник (Тишийя), а его стрела представлена звёздами Пояса Ориона. И обо всём этом рассказывало множество легенд. Однако, «Эарендел, ярчайший из ангелов ты», прекрасно могло указывать на ярчайшую среди звёзд — Сириус.

Но даже производное от корня aurr = «влажность», ear = «море», не исключает Сириуса. Совсем напротив. Вавилонский новогодний ритуал говорит: «Стрела Звезда, что измеряет глубину моря», «Авеста» утверждает: «Тиштрийя, по которому отсчитываются воды». И как Тиштрийя, «Стрела», наблюдает Озеро Воурукаша (см. стр. 215 англ. изд.), так тевтонский Эгиль — страж Хвергельмира, водоворота, и Эливагар[34], к югу от которого «у богов есть "форпост" (saeter), который населен храбрыми часовыми — snotrir vikinger зовутся они в "Драпе о Торе" (Thorsdrapa, 8) — что связаны клятвой служить богам. Их предводитель Эгиль, самый известный лучник в мифах. Как таковой, он также называется Орвенделом (тот, кто занят стрелой)»15.

Нам лучше прекратить распыляться в отношении Сириуса-Стрелы и его роли как стража и «измерителя глубины моря»; нескольких подсказок, которые были даны здесь, должно хватить, чтобы показать уровень, на котором следует искать отца Гамлета.

Поскольку, тем не менее, мы не можем противиться искушению процитировать прекрасные стихи, признаемся ещё и в подозрении, что «Стелла Мария» — это тоже Сириус. Достаточно хорошо известно о Исис/Сириусе как божестве-хранителе навигаторов, которому принадлежит carra navalis, и разве это не «Мария или Христос», которым был адресовано «Радуйся, Эарендел»? Точно так же гимн In Annunciatione Beatae Mariae начинается со строк:

Ave, maris stella
Dei mater alma
atque semper virgo
felix caeli porta

Sumens illud Ave
Gabrielis ore
funda nos in pace
mutans nomen Evae[35].

И есть другой гимн, который пелся, согласно Католическому Требнику, после повечерия (комплетория, вечерней службы) во время Адвента и Святок, и который приписывался Германну Согнутому из Райхенау (ум. 1054), который, по-видимому, жил калекой и умер в монастыре:

Alma redemptoris mater, quae pervia caeli
porta manes et stella maris, succurre cadenti,
surgere qui curat, populo, tu quae genuisti
(natura irante) tuum sanctum genitorem,
Virgo pius et posterius, Gabrielis ab ore
sumens illud Ave, peccatorem Miserere[36].

Толкователь этого гимна16 говорит о своей работе следующее:

Что я пытался подсказать, так это то, что очарование сей прелестной средневековой молитвы и гимна, казалось бы, проистекает, по большей части, из намеренной неясности, ⟨наличия⟩ различных смысловых пластов, и затонувших ⟨в подтексте⟩ образов... «Кормящая мать», возможно, рисовалась как неподвижное созвездие в небесах, возможно, как утренняя звезда, морской ориентир. Она — небесный проход, всегда свободный и всегда доступный... Падение и подъём имели здесь (помимо постоянно падающих грешников), возможно, дополнительные подтексты — небесные тела, восходящие и заходящие, возможно — корабли, качающиеся вверх-вниз на волнах моря, и, наконец, нетвердая ⟨походка⟩ детей, которые нуждаются в материнской поддержке при ходьбе ⟨…⟩ Стих ⟨…⟩ весьма поразителен, и сила его проистекает, по моему разумению, от искусной образности первых трёх строк... Они предлагают нам символ, словесную икону, исчерпывающую картину положения человека на земле в его борьбе ⟨за то⟩, чтобы возвыситься до звёзд, с его потребностью в потусторонней силе, которая одновременно сильна и полна любви.


  1. Teutonic mythology (англ. пер. Deutsche Mythologie), TM — P. 374f. См. тж. K. Simrock, Der ungenähte Rock oder König Orendel (1845) — P. ix 

  2. Тж. пишется как Ise или Eise и считается производным от Isis[37], согласно Зимроку; принимая во внимание, что скромный дом рыбака имел семь башен с восьмьюстами рыбаками-слугами, Ise/Eisen больше напоминает Короля-Рыболова из Артуровских легенд. 

  3. В предисловии к элтоновскому переводу Саксона Грамматика, стр. cxxiii 

  4. R. H. Allen, Star Names (1963) — P. 310. 

  5. Germanische Himmelkunde (1934) — P. 255 

  6. См. TM — P. 375; I. Gollancz, Hamlet in Iceland (1898) — P. xxxvii; Reuter — P. 256. 

  7. O jubar, angelorum splendidissime... См. R. Heinzel, Über das Gedicht von König Orendel (1892) — P. 15. 

  8. См. W. Gundel, De stellarum appellatione et religione Romana (1907) — P. 106; Reuter — P. 256, 295f. 

  9. Например, A. Scherer, Gestirnnamen (1953) — P. 79-81. 

  10. Голланц — P. xxxvii, сноска. 

  11. В сноске Гримм спрашивает (и мы хотим знать ответ!): «Откуда Матезиус [in Frisch 2, 439a] взял, что “Пан — это языческий Вендель и главный волынщик”? Быть может, слово относится к метаморфозам играющего на флейте полубога? В испытании ведьм Вендель — это имя дьявола (Mones anz. 8, 124)». 

  12. Handbuch der Deutschen Mythologie (1869), § 82 — P. 233. 

  13. lbid. См. тж. Simrock, Die Quellen des Shakespeare (1870) — P. 129f.: Dies ward aber wohl in Tell gekürzt, weil man die erste Silbe für jenes vor Namen stehende 'Ehren' ansah, as nach dem d. Wörterb, III 52 aus 'Herr' erwachsen, bald für ein Epitheton ornans angesehen wurde. 

  14. TM 3 — P. xxxiv. 

  15. V. Rydberg, Teutonic Mythology (1907) — P. 424f., 968f. 

  16. H. Musurillo, S.J., The Medieval Hymn, Alma Redemptoris // Classical Journal 52 (1957) — P. 171-74. 


  1. Horvandillus

  2. Orendel

  3. Erentel

  4. Earendel

  5. Oervandill

  6. Aurvandil

  7. Heldenbuch

  8. Eisen

  9. Breide

  10. Eigel

  11. Trier

  12. Groa

  13. Örvandilstâ

  14. В русском переводе «Младшей Эдды»: Тор возвратился в Трудвангар, а точило всё сидело у него в голове. Тут пришла провидица по имени Гроа, жена Аурвандиля Смелого. Она пела над Тором свои заклинания, пока точило не стало шататься. Заметив это и понадеявшись, что теперь можно будет вытащить точило, Тор пожелал заплатить за врачеванье, порадовав Гроу. И он рассказал ей о том, как шёл с севера через реки Эливагар и нёс на спине в корзине Аурвандиля, который тоже был на севере в Ётунхейме. И в подтверждение того, что это правда, Тор рассказал, как Аурвандиль высунул из корзины палец ноги и его отморозил, а Тор отломал тот палец и забросил на небо, сделав из него звезду Палец Аурвандиля. Тор сказал, что Аурвандиль теперь уж скоро будет дома. И Гроа так тому обрадовалась, что позабыла все заклинания, и точило перестало шататься. Оно всё ещё сидит в голове у Тора.

  15. Powell

  16. Swipdag

  17. Coller

  18. Sela

  19. Weyland можно тж. Вёлунда, Виланда

  20. Jubar

  21. Звезда Люцифер зовется гривой

  22. Blickling Homilies

  23. Православное христианство говорит об Иоанне Крестителе то же: «Радуйся, заре, свет новый миру возвестившая;/ Радуйся, звездо, путь, ведущий ко Христу, осветившая./ Радуйся, деннице Солнца незаходимаго». См. «Акафист св. пророку, Предтече и Крестителю Господню Иоанну», Икос 4

  24. Жуковский перевёл так: Но поднялася звезда лучезарная, вестница светлой,/ В сумраке раннем родившейся Эос; и, путь свой окончив,/ К брегу Итаки достигнул корабль, обегающий море.

  25. лат. «стрела»

  26. Хорвендил сын Гервендила

  27. Кервентил

  28. Герентил

  29. лат. «копье»

  30. Eigil

  31. Scherer

  32. украшающий эпитет

  33. Tishtriya

  34. Elivagar

  35. О, Звезда над зыбью,/Матерь Бога Слова,/Ты во веки Дева,/дверь небес Благая,/знаменуют «Ave»/ангельского зова,/грешной имя Евы,/от грехов спаси наc. (пер. С. Аверинцева)

  36. О Спасителя Матерь, врата отверстые рая / Ты являешь Собой и звезду морей. Так, помилуй / Падших людей, хотящих восстать, о Ты, что родила, / Преодолев естество Твоего родителя дивно, / О Присносущая Дева, из уст Гаврииловых Слово / Радуйся, внявшая встарь, умились о грешниках тёмных. (пер. С. Аверинцева).

  37. Исидa