Мельница Гамлета

эссе, исследующее истоки
человеческого знания
и его передачу
через миф

Приложение 12

Следует подчеркнуть, что нежелание филологов учитывать «сущностную» связь Хроноса и Кроноса опирается на твёрдую веру, что «богу» Сатурну нечего делать с планетой Сатурн, и на предположении, что эксперту в классической филологии вообще нечего изучать в индийских текстах. Будь это не так, они могли бы споткнуться о Калу, то есть Хроноса, как имя Ямы, то есть Кроноса, иначе — планету Сатурн.

В действительности, индийцы написали много больше по поводу своего Калы, (а иранцы — Зурвана), чем греки о Хроносе, но из-за того как выглядят переведённые Веды, мы не будем требовать, чтобы соответствующие тексты были ясными, а учёные толкования — особо проливали свет, учитывая, что все эксперты начинают с необоснованной уверенности будто «астрология» должна быть «поздним» явлением.

Разбрасывание «идентификациями», полагаем, ни к чему хорошему не приводит, поэтому мы не хотим переупрощения, закрепляя раз и навсегда Калу/Хроноса как то же самое, что Яма/Кронос/Сатурн. Признать Кроноса/Сатурна auctor temporum[1] вполне достаточно на данный момент1, а также есть индийские представления, согласно которым Яма часто называется Калой; в других случаях он — начальник Калы (а Кала, в свою очередь, начальник Мрити, Смерти)2.

Кала играет свою роль, которую ни с чем не спутаешь, уже в «Ригведе», 164, но «Атхарваведа» посвящает этому «богу» два гимна целиком (19.53 и 19.54), и это богатство заставляет вспомнить утверждение Эйслера (Weltenmantel — P. 499): Zu dieser Kāla-Lehre des Atharvaveda ist später nichts mehr dazugekommen; die jüngeren Quellen führen nur die Vorstellungen weiter aus[2].

Ниже приводятся некоторые строфы из этих двух гимнов, посвящённых Кале, без многочисленных примечаний и сравнений с другими переводами, как у Блуменфельда и Уитни (Atharva Veda, trans. by Bloomfield [I964] — P. 224f.)

19.53:

(1) Время, конь, бежит с семью поводьями (лучами), тысячеглазое, нестареющее, богатое семенем. Провидцы, думающие святые мысли, поднимаются на него, все существа (миры) суть его колёса.

(2) На семи колёсах время катится, семь ступиц есть у него, вечность — его ось. Оно несёт сюда всех этих существ (миры). Время, первый бог, тотчас устремляется дальше.

(3) Полный кувшин был помещён во Время; его, истинно, видим мы во множестве форм. Он уносит всех этих существ (миры); они зовут его Временем на высочайшем небе.

(4) Оно, несомненно, привело сюда всех существ (миры), оно окружило всех существ (миры). Будучи их отцом, оно стало их сыном; воистину, нет силы выше, чем оно.

(5) Время породило те небеса. Время также (породило) эти земли. То, что было и что должно быть, подгоняемое вперёд Временем, разворачивается.

(6) Время сотворило землю, во Времени горит солнце. Во Времени все существа, во Времени глаз смотрит вовне.

⟨...⟩

(8) ⟨...⟩ Время — повелитель всего, оно отец Праджапати.

(9) Оно толкало вперёд эту (вселенную), через него она родилась, и на нём эта (вселенная) была основана. Время, воистину, став брамой (духовная экзальтация), поддерживает Парамештина (высочайшего господина).

(10) Время сотворило созданий (праджа), и Время в начале (создало) господина созданий (Праджапати), самосущего Кашьяпу и тапас (творческое усердие) от Времени было рождено.

19.54:

(1) Из Времени воды поднялись, из Времени брама (духовная экзальтация), тапас (творческое усердие), области (пространства появились). Благодаря Времени солнце поднимается, в срок оно заходит снова.

(2) Благодаря Времени ветры дуют, благодаря Времени (существует) великая земля; великое небо закреплено во Времени. Во времени сын (праджапати) из былого произвёл то, что было и то, что должно быть.

(3) Из времени Rks (=Ригведа) появилась, Яджур (=Яджурведа) была рождена из Времени; Время предложило жертвоприношение, нерушимую долю богов.

(4) На Времени основаны гандхарвы и апсары, на Времени миры (основаны), во Времени этот Ангирас и Атхарван правят небесами3.

(5) Завоевав этот мир и высочайший мир, и святые (чистые) миры (и) их святые участки; посредством брамы завоевав все миры, Время, высочайший Бог, воистину, спешит вперёд.

Там, где мы альтернативно читаем «существа» или «миры», стоит санскритское слово bhuvana от корня bhu- (= греч. phyo) в отличие от корня as-, ⟨корень⟩ bhu- означает «быть» в смысле вечного изменения, «преходящего», as- же зарезервировано для неизменного, бесконечного существования за пределом планетных «инструментов времени», organa chronou платоновского «Тимея». На самом деле, Платон бы сразу понял глаголы bhu- и as-, и мог бы одобрить аплодисментами высказывание царя Дайтий Вали4 :

О, Индра! Зачем ты так заносишься? Все на деле понуждаются Калой, когда вовлекаются в схватку. Герои последовательно проходят славу, победу, поражение и смерть. Это причина, почему мудрые созерцают вселенную как существо, направляемое Калой, и потому они ни горюют, ни ликуют от радости».

Не много «примитивных верований» выжимается из таких утверждений, как «много тысяч Индр и других божеств было настигнуто Калой в ходе мировых периодов»5. Но классицисты обычно предпочитают хранить молчание по поводу самого показательного высказывания Анаксимандра, переданного нам Цицероном (De Natura Deorum 1.25): «По мнению Анаксимандра, боги рождаются, появляясь через долгие промежутки времени, а также умирают, и они суть бесчисленные миры (или — часто обсуждаемое — определённые бесчисленные миры). Anaximandri autem opinio est, nativos esse deos longis intervallis orientis occidentisque eosque innumerabiles esse mundos»; и если они не хранят молчание, то утверждают, что «намного естественнее» понимать эти интервалы как пространственные, а не временные (Барнет), вследствие чего всякий путь к пониманию блокируется.

Этого достаточно только до поры, до времени: широкое обсуждение иранского Зурвана разрушило бы нашу конструкцию; мы не думаем, тем не менее, что Зурван/Хронос представляет «зороастрийскую дилемму»; разрабатывать его подобным образом (вместе с Зенером[3]) ещё более ошибочно: это не «верования» и «религии», которые вертятся повсюду и неугомонно ведут друг с другом борьбу; такие перемены — астрономическое стечение обстоятельств.


  1. Мы не считаем «катастрофой» тот факт, что инициатор времени начинается на букву Х (Χρόνος), представляющую собой наклон эклиптики в платоновском «Тимее». 

  2. См. J. Scheftelowitz, Die Zeit als Schicksalsgottheit in der indischen und iranischen Religion (1929) — P. 18f. См. тж. Burgess (Surya Siddhanta — P. 5), который обобщает: «У индийцев, как и у нас, Время, метафорически, есть великий разрушитель всех вещей; в этом качестве оно отождествляется со Смертью и Ямой, повелителем мёртвых». 

  3. См. A. Weber (Die Vedischen Nachrichten uber die Naksbatras, Pt. 2, p. 278, n. 3) по поводу Гандхарвов как представляющих дни «года» из 360 дней, согласно Бхагавада Пуране 4.29.21 (Sanyal trans., vol. 2, p. 145); у индийцев было несколько типов «лет», у индейцев майя — тоже. 

  4. Bhagavata Purana 8.11 (Sanyal trans. — T. 3, P. 126). 

  5. Цит. по Eisler, Weltenmantel — P. 501. То, что было высказано автором ( — P. 385f.) по поводу «антропоморфной, самой примитивной эмпатии», связанной с Ураном, Геей, Гелиосом и Селеной, которые якобы далеки от «поступи высокоабстрактных концепций касательно вечного Времени» — это не только contradictio in adjecto, но и простая бессмыслица. 


  1. творцом времён

  2. К этому учению Атхарваведы о Кале позже больше ничего не добавлялось; более поздние источники лишь продолжают разрабатывать (уже имеющиеся) представления.

  3. Robert Charles Zaehner