Мельница Гамлета

эссе, исследующее истоки
человеческого знания
и его передачу
через миф

Приложение 21

Слабое, но довольно приятное эхо столь великих событий слышится в эстонской истории об озере Эйм, меняющем своё ложе (Гримм, ТМ — Р. 599):

На его берегах жили дикие и злые люди, который никогда не косили те луга, что оно орошало, не засевали поля, что оно удобряло, только грабили и убивали, чтобы осквернить его светлую волну кровью убитого. И озеро опечалилось; однажды вечером оно созвало всех своих рыб и поднялось вместе с ними в воздух. Разбойники, услышав шум, закричали: «Эйм покинуло свое ложе, давайте соберем его рыбу и скрытые сокровища». Но рыбы не было, ничего не нашли они на дне, кроме змей, лягушек и саламандр, которые выползли и поселились с разбойничьим отребьем.

Но Эйм поднималось все выше и выше, и неслось по воздуху подобно белому облаку; охотники в лесах говорили: «Что за тёмная туча проходит над нами?», а пастухи: «Что за белый лебедь летит в небе?». Всю ночь оно провисело среди звёзд, наутро жнецы заметили, что оно опускается, и белый лебедь стал как белый корабль, а корабль — как плывущее тёмное облако. И голос из вод произнёс: «Отойдите со своим урожаем, я пришло жить с вами». Тогда они предложили ему радушный приём, раз оно стало бы орошать их поля и луга, и оно опустилось на своё новое ложе. Они привели его ложе в порядок, построили дамбы, насадили деревьев вокруг, чтобы охладить его лицо. Их поля оно сделало плодородными, их луга — зелёными; они танцевали вокруг него, да так, что старики помолодели от радости.

В примечании Гримм цитирует мнение Ф. Тирша об этом озере:

Не должно ли Эйм оказаться Эмбахом («ручей матери», фр. emma «мать» ⟨…⟩) около Дорпата, о происхождении которого сообщают следующее: когда Бог создал небеса и землю, он захотел даровать животным царя, чтобы содержать их в порядке, и приказал, чтобы они вырыли для его приёма глубокий широкий ручей, на берегах которого он мог бы гулять; земля, вырытая из него, должна была образовать холм для царя, чтобы жить на нём. Все животные принимаются за работу, заяц измерил землю, лисья кисть, неотступно следуя за ним, отметила курс потока; когда они закончили копать русло, Бог вылил воду в него из золотого шара.

Как упряма жизнь традиции! И как очевидно, (здесь мы это понимаем), что имеется в виду нечто большее, чем изменение русла реки или озера; тот факт, что реки прокладывают себе новое течение иначе, нежели летая вместе с рыбами по воздуху и зависая среди звёзд, мы уверены, был известен нашим предкам, независимо от того, эстонцы они или нет.