Мельница Гамлета

эссе, исследующее истоки
человеческого знания
и его передачу
через миф

Глава 9. Титан Амлоди и его крутящийся волчок

Волчки разные и марионетки,
И сияющие золотые яблоки от звонкоголосых Гесперид...
Орфей Фракийский

Хоть я натура не стремительная или раздражительная,
Однако есть во мне что-то опасное,
Что устрашает твою мудрость...
«Гамлет», Акт 5

Был приведён аргумент, приемлемый для глубочайшей древности и преемственности некоторых традиций, касающихся неба. Даже если Ручная Мельница Амлоди, Гротти и Сампо, как индивидуальные мифы, и не прослеживаются за пределами Средних веков, они ⟨всё же⟩ выведены различными путями из великого и прочного наследия астрономической традиции Ближнего Востока.

Настало время определить исток образа Мельницы, а после — вероятные значения её предполагаемого раскола и возникновения водоворота.

Отправная точка — Греция. Клеомед (ок. 150 г. н. э.), говоря о северных широтах, заявляет (1.7): «Небеса там вращаются так же, как мельничный жёрнов». Аль-Фергани на Востоке продолжает ту же идею, а его коллеги дополняют её деталями. Они зовут звезду Кохаб, бету Малой Медведицы — «мельничной втулкой», а звёзды этого созвездия, окружающего Северный Полюс — «Фас аль-раха» («отверстие мельничной втулки»), «потому что они представляют собой, так сказать, дырку (осевое кольцо), в которой проворачивается мельничная ось, поскольку ось экватора (полярная ось) находится в этом регионе, довольно близко к звезде Аль-Джейди («козёл», Полярная звезда: альфа Малой Медведицы)». Эти слова арабского космографа аль-Казвини комментирует Иделер:1

Koth[1] — общепринятое название полюса, в действительности означающее ось подвижного верхнего жёрнова, проходящую сквозь зафиксированный нижний жёрнов, которая называется «мельничным валом[2]». На этой неясности основана аналогия, упомянутая Казвини. Сфера небес воображалась как вращающийся жёрнов, а Северный Полюс как ось вращения мельничного вала ⟨…⟩ «Фас» пояснялось Джиджео ⟨…⟩ как «трещина[3]», «расщеп[4]» и т.п. ⟨…⟩ Название «Фас аль-раха» из нашего текста, расположенное на Дрезденском глобусе рядом с Северным полюсом, будет поэтому означать «ось вращения».

Ещё дальше на Востоке, в Индии, «Бхагавата Пурана» говорит нам о том, как добродетельный принц Дхрува[5] был назначен Полярной звездой2. Исключительная «добродетель» принца, встревожившая даже богов, заслуживает упоминания: он стоял на одной ноге больше месяца, неподвижно. Вот что было объявлено ему: «Звёзды и их созвездия, а также планеты будут вращаться вокруг тебя». Поэтому Дхрува поднялся на самый высокий шест, «возвышенное сидение Вишну, вокруг которого звёздные сферы странствуют вечно, подобно вертикальной оси зерновой мельницы, вращаемой без конца работающими волами».

Сравнение с волами, движущимися по кругу, не чуждо и Западу. Оно осталось в наших языках благодаря латинскому слову Septemtriones, семь молотящих волов Большой Медведицы: «то, что мы называем Семью Волами», согласно цицероновскому переводу Арата.

На более привычном уровне, это высказывание Тримальхиона из «Сатирикона» Петрония (Satyricon, 39): «Так сфера неба вращается подобно жёрнову, и всегда делает что-то плохое».

Это не чуждая древним идея, что мельницы богов мелят медленно, а результатом обычно является страдание.

Итак, образ странствует по миру множеством путей, достигая Севера через кельто-скандинавскую передачу и обнаруживаясь в отчёте Снэбьорна о разведывательной экспедиции в Арктику. Стоит добавить его к тем загадочным строкам Снэбьорна, которые известны сейчас из пояснения в скандинавских преданиях. Девять свирепых богинь, которые «когда-то мололи муку Амлоди», работают теперь на «много-жестокой скальной ручной мельнице» за пределом мира, в свою очередь, являясь лишь представительницами призрачной контролирующей силы, называемой Мундилфёри[6], буквально «толкач ручки» Прил.14.

Слово mundil, говорит Рюдберг, «никогда не используется в старой скандинавской литературе ни для чего, кроме ручки, которой вращается подвижный жёрнов»3, и оно подтверждается словарём Вигфуссона, который говорит, что «мундил» в Мундилфёри отчётливо имеет отношение к «повороту вокруг или кругообращению небес».

Аргумент, таким образом, доказан. Но здесь есть неясность, которая раскрывает дальнейшие глубины идеи. «Möndull пришло из санскритского manthati, — говорит Рюдберг, — это значит „качать, крутить, сверлить“ (от корня manth-, от которого позже произошло латинское mentula („пенис“), встречающееся в некоторых пассажах „Ригведы“». Прямое значение всегда отсылает к извлечению огня посредством трения»4.

Так и есть на самом деле. Но Рюдберг, после установления этимологии, не пошёл дальше вслед за смыслом. Машинисты и пилоты, которые придумали термин «джойстик[7]», уже могли догадаться. На санскрите pramantha — это мужская огненная палка, или маслобойка, которая служит для извлечения огня. И «прамантха» превращается в греческого Прометея, персонажа, к которому придётся возвращаться не раз.

То, что выглядит большой путаницей, на самом деле лишь два различных аспекта одной и той же сложной идеи. Зажигание огня на полюсе — часть этой идеи. Но читатель не в первый раз сбит с толку образностью, которая позволяет планетам присутствовать на полюсе, хотя бы для того лишь, чтобы разжечь «огонь», которого хватит на новую мировую эпоху, править которой суждено особому «прамантхе». Ручка möndull и палка для добывания огня взаимодополняющи: оба имели длительные продолжения, которые накладывались друг на друга и на множество мифов. Препятствия, которые воображение должно преодолеть — это ассоциации, спонтанно связанные с «огнём», реально горящим в камине или очаге, и «огнём», который ассоциируется с упомянутым «джойстиком». Оба не имеют значения, применимого к космологической терминологии, но дают взаймы лингвистическое средство, которое использовалось для транспортировки идей астрономии и алхимии.

Следует прямо сейчас отметить, что «огонь» на самом деле — большой круг, простирающийся от Северного полюса небесной сферы до её Южного полюса, откуда и такие странные высказывания, как («Ригведа» 5.13.6): «Агни! Как обод5 — спицы, так ты окружаешь богов» (Агни — это так называемый «бог огня», или персонифицированный огонь.) «Атхарваведа», сверх того, говорит, что огненные палки принадлежали «скамбхе»6, мировой оси, именно той скамбхе, от которой происходит Сампо.

Тождество, во множестве версий, Мельницы и неба, таким образом, повсеместно понято и принято. Но до сего дня никого не удивляет вторая части истории, которая ⟨также⟩ встречается во множестве версий. Как и почему всегда получается, что эта Мельница, втулка которой — Полярная звезда, терпит крушение и срывается с петель? Если архаичное сознание уловило вечно-постоянное вращение, то что заставило его думать, что ось выскочила из дырки? Какая память катастрофических событий сотворила эту историю о разрушении? Что заставило Вяйнямёнена (и не его одного) ясно выразиться, что должна быть создана другая Мельница? Почему Дхрува был назначен на роль Полярной звезды — для данного цикла7? Потому что эта история не имеет ни малейшего отношения к сотворению мира. Можно было бы даже поинтересоваться — в качестве альтернативы в ответ на вызов, брошенный Рюдбергом, ⟨переведшим «lidmeldr» Снэбьорна, как⟩ «часть тела в качестве зерна для помола» — не поднимали ли Бергельмира «на жёрнов» тем же макаром, чтобы он исполнил роль Полярной звезды?

Простой ответ заключён в следующем факте: Полярная звезда перестаёт быть полярной, и каждые несколько тысяч лет другая звезда выбирается как наилучшее приближение к этой позиции. Хорошо известно, что Великая Пирамида, столь тщательно нацеленная, ориентируется не на нашу Полярную звезду, а на альфу Дракона, которая была Полярной пять тысяч лет назад. Но, как упоминалось выше (в интермедии), современникам очень трудно вообразить, что люди столь удалённых эпох могли отследить такое незначительное смещение, поскольку многие из них не были осведомлены о ⟨более⟩ простых фактах. Как доктор Александр Пуго[8], паломарский астроном, писал в разочаровании: «Я прекращаю дальнейшее цитирование примеров неизлечимой веры наших египтологов в неподвижность небесного полюса»8. Однако существует достаточно мифов, чтобы продемонстрировать: давным-давно было ясно, что сфера неподвижных звёзд не предназначена кружиться вокруг одного и того же колышка вечно. Несколько мифов говорят о том, как Полярную звезду подстрелили или удалили каким-то другим способом. Это мы оставили для Прил. 15.

Большинство из этих мифов, тем не менее, приходят под именем, которое вводит в заблуждение. Они понимаются как повествующие о конце мира. Но есть ничтожно мало «эсхатологических» мифов, имеющих право на этот ярлык. Например, «Сумерки Богов» понимаются как конец мира, хотя есть недвусмысленное свидетельство противоположного в «Прорицании Вёльвы» и других главах «Эдды». Что действительно приходит к концу, так это «мир» в смысле «мировой эпохи». Катастрофа очищает прошлое, которое замещается «новыми небесами и новой землёй» и правлением новой Полярной звезды. Библейский потоп был также концом мира, и приключения Ноя повторялись во многих традициях и многих формах по всей планете. Греки знали три последовательных разрушения.

Связность в неразберихе традиций будет восстановлена, если выяснится, что это было отсылкой к величайшему небесному феномену, прецессии равноденствий. Мы уже сталкивались с этим явлением в интермедии, но оно столь значимо, что его стоит рассмотреть ещё раз. Оно такое медленное и столь незаметное за срок человеческой жизни, что считается само собой разумеющимся9, что никто не мог бы определить прецессию до предполагаемого открытия Гиппарха в 127 году до н. э. Гиппарх открыл и доказал, что происходит прецессия — вращение ⟨земной оси⟩ вокруг полюса эклиптики10. Это говорит о том, что надо иметь практически современные инструменты, чтобы определить движение за короткий промежуток века, и это, конечно, так. Никто не утверждает, однако, что открытие было результатом наблюдений в течение века. Смещение на один градус за 72 года, накапливаясь за века, производит ощутимое смещение в определённых ключевых позициях, если ум наблюдателей достаточно настойчив и ⟨они⟩ знают, как хранить записи. Техника наблюдения была относительно простой. Она основана на гелиакическом восходе звёзд, который оставался фундаментальной характеристикой в вавилонской астрономии. Телескопом древности, как сказал сэр Норман Локьер, была линия горизонта. Если вы поняли, что определённая звезда, которая имела обыкновение восходить перед равноденственным солнцем, больше не видна в этот день, ясно, что шестерёнки неба сдвинулись. Если эта звезда была последней из данной зодиакальной фигуры, это означало, что равноденствие перемещается в новую фигуру. Потому нет никаких сомнений — как было сказано — что далёкая древность была осведомлена о сменяемости Полярной звезды. Но была ли она способна связать оба движения? Здесь современные специалисты, подходящие к предмету с разных сторон, уже давно колеблются.

Что такое прецессия? Очень немногие беспокоятся о том, чтобы узнать это, однако любому человеку нашего времени, который знает, что земля вращается вокруг своей оси, пример вращения волчка с его наклонной осью, медленно вращающейся по кругу, сделает это знание интуитивно понятным. Любой, кто играл с гироскопом, знает всё о прецессии. Как только ось отклоняется от вертикали, гироскоп начинает медленное и упорное движение по окружности, которое меняет его направление до тех пор, пока это отклонение постоянно. Земля, ⟨этот⟩ вращающийся волчок с осью, отклонённой относительно солнечной тяги, ведёт себя подобно гигантскому гироскопу, который совершает полный оборот за 25 920 лет.

Рис. 1
Рис. 1.

Диаграмма прецессии равноденствий. Симметричность рисунка показывает, что явление имеет место на обоих полюсах.

Авторы желают, чтобы вы вновь рассмотрели его.

Древность не слишком подходяща, чтобы уловить это, ибо динамика приходит в мир только с Галилеем. Гиппарх и Птолемей не могли бы понять механизм. Они могли только описать движение. Мы должны попытаться увидеть их глазами и думать только в терминах кинематики. За период в тысячу с лишним лет древние наблюдатели смогли бы распознать в вековом движении Великого Гироскопа (отсюда и берёт начало использование в механике слова «вековой[9]») перемещение приблизительно на 10 градусов. Один раз настроившись на столетнее смещение, они были способны обнаружить в повседневном кружении неба вокруг полюса, в его ежегодном вращении по кругу времён года, в мучительно медленном смещении полюса за годы, точку, которая выглядела внутренне более устойчивой, чем сам полюс. Это был полюс эклиптики11, часто упоминаемый, как Отверстая Дыра в Небе, потому что в этом регионе нет ни одной звезды, чтобы отметить его. Симметрии машины оформились в их умах. И поистине это была машина времени, как её понимал Платон, «движущийся образ вечности». «Могучий ход и золотое горение», цикл за циклом, вплоть до едва заметных сдвигов за столетия, были Порождениями самого Времени, циклическим символом вечности: как говорил Аристотель, то, что вечно — кругообразно, то, что кругообразно — то вечно.

Однако эта единообразно работающая машина времени позволяла выделить важные участки. Наклон гироскопа был причиной постоянного смещения нашего небесного экватора, который режет наклонный круг плоскости эклиптики по регулярной последовательности точек, равномерно сдвигаясь с запада на восток. Следовательно, солнце, двигаясь по эклиптике многие годы, встречается с экватором в точке, которая неуклонно смещается с годами по кольцу зодиакальных знаков. Это и есть то, что называется прецессией равноденствий. Они «предшествуют», потому что движутся против порядка, в котором солнце проходит знаки зодиака в течение годового хода. Весеннее равноденствие — мы раньше называли его «отправной точкой» — которое традиционно открывает весну и начинает год, будет располагаться в одном знаке за другим. Это придаёт большое значение изменениям знаков, в которых равноденственному солнцу случается восходить.

Несколько дополнительных слов руководства могут потребоваться там, где упоминаются «знаки», «в» которых солнце восходит. Приблизительно две тысячи лет официальная терминология использовала только зодиакальные «знаки», каждый из которых занимает 30° из 360° полного круга. Эти знаки имеют имена зодиакальных созвездий, но созвездия и знаки не конгруэнтны, знак равноденствия (=0°-30°) называется Овном, невзирая на созвездие, которое действительно восходит перед равноденственным солнцем. В наше время, гелиакальный (совпадающий с солнечным) восход 21 марта приходится на созвездие Рыб, но «знак» сохраняет имя Овен, и будет продолжать так называться и в будущем, когда Водолей станет править весенним равноденствием. Настолько знак отличается от созвездия12.

Что касается второго двусмысленного выражения, а именно, что Солнце восходит «в» созвездии (или знаке) — оно означает, что Солнце восходит с этим созвездием, делая его невидимым. Есть несколько причин полагать, что созвездие (и планеты, которые оказались в нём), «в» котором взошло равноденственное Солнце, характеризовались как «жертвенные», «привязанные к жертвенному столбу», и тому подобное; это же может объяснить, почему Христос, открывший мировую эпоху, в которой Рыбы восходили гелиакически весной, был понимаем как жертвенный агнец. Когда Рыбы — последнее созвездие, видимое на востоке перед восходом Солнца, то Солнце восходит вместе, то есть, «в» следующем созвездии — Овне.

С тех пор как началась история, весеннее равноденствие прошло через Тельца, Овна и Рыб. Это всё, что исторический опыт показал человечеству: участок около четверти полного цикла машины. Что всё это вернётся через полный круг — было лучшим из выводов. Это могло бы также (насколько люди знали) быть частью колебания вперёд-назад, и, действительно, существовало две школы мысли в связи с этим, и теория колебания, кажется, имела больше привлекательности для мифографов старины.

Для нас Коперниковская система лишила прецессию её грозности, сделала её чисто земным делом, колебаниями среднего индивидуального курса планеты. Но если, возникнув однажды, это было загадочно предопределяемое поведение небесной сферы, или космоса в целом, то кто смог бы избежать астрологического волнения? Прецессии придали значение непреодолимости. Это стало грандиозным, непостижимым образцом самой Судьбы: за одной мировой эпохой следует другая, по мере того, как незримая стрелка равноденствия скользит вдоль знаков, каждая эпоха приносит с собой восход и падение звёздных конфигураций и правителей, с их земными последствиями. Сказки должны были рассказать людям о том, как последовательности правящих династий происходили из начала, и о действительном сотворении мира, но для тех, кто понимал, начало было только точкой в прецессионном круге, подобно 0=24 наших циферблатов. Наши часы сегодня снабжены только двумя стрелками, но рассказчики тех ушедших дней, встречавшиеся с необъятной и медлительной машиной вечности, следили за семью планетными стрелками вдобавок к ежедневному обращению фиксированной ⟨звёздной⟩ сферы и её смещению за сто лет в обратном направлении. Все эти движения означали части времени и судьбы.

То, что всё не так, как раньше, что мир, очевидно, движется от плохого к ещё худшему, выглядит как устоявшаяся в веках идея. Снятие с петель Мельницы произошло из-за смещения мировой оси. Движение — способ, которым осуществилось разрушение. Мельница «транспортировалась», будь то Гротти или Сампо. Песня Гротти говорит прямо, что гигантши сначала намололи предстоящие вражеские действия, посредством которых Мельница была перенесена, и затем, через некоторое время, мололи соль и разрушили машину. Это было концом «Мира Фроди» — Золотого Века. Даже в известных строках Снэбьорна свирепые богини «за границами мира» — те, «кто мололи муку Амлоди в прошедшие века». Они едва ли могут делать это сегодня, потому что разрушенный жёрнов ⟨лежит⟩ на дне морском, с дыркой, ставшей воронкой водоворота. Так что Мельница перемещалась по водам, и теперь море само стало «маслобойкой Амлоди». Небесная Мельница была переделана и стала работать в новую эпоху. Когда-то она молола золото, затем соль, а сегодня — песок и камни. Но нельзя ждать от грубой скандинавской мифографии следования этому в тех легендах, которые концентрируются на буре и разрушении, завершающих первую эпоху.

Даже Гесиод далёк от ясности по поводу древней борьбы и катаклизмов; довольно того, что в своих «Трудах и днях» он отмечает последовательность пяти веков. Более целостную картину можно выстроить из схождения нескольких традиций, и это будет задачей дальнейших глав. Но прямо сейчас ⟨скажем⟩, что существует, по крайней мере, одна эпоха, определяемая как первая, когда Мельница молола мир и изобилие. Это был Золотой век, в латинской традиции Saturnia regna, «царство Сатурна», в греческой — Кроноса. Этой неясной, озадачивающей фигуре есть необычайное соответствие во всех мифах мира. В Индии — это Яма, в староперсидской «Авесте» — Йима Ксаета[10]13, имя, которое в новоперсидском стало Джамшидом, на латыни — Saeturnus, затем Сатурном.

Сатурн или Кронос во множестве имён был известен как Правитель Золотого Века, того времени, когда люди не знали ни войн и кровавых жертвоприношений, ни неравенства классов — Господин Правосудия и Мер, как Энки в дни Шумера, как Жёлтый Император и законодатель в Китае.

Если искать следы его затонувшей Мельницы в классической мифологии, то в них нет недостатка14. Наиболее старый будет найден там, где никто и не рассчитывал его найти — в «Парижском Большом Магическом Папирусе», который датируется примерно первой половиной четвёртого века нашей эры15. Среди его рецептов есть «многовостребованный Оракул Кроноса, также называемый Малой Мельницей»:

Возьми две меры морской соли и смели её с помощью ручной мельницы, повторяя всё время молитву, которую я дал тебе, пока не появится Бог. Если ты услышишь во время молитвы тяжёлую поступь и лязг кандалов, это бог, что пришёл со своими цепями, неся серп. Не бойся, тебя прикрывает защита, которую я дал тебе. Будь завёрнут в белое полотно, как жрецы Изиды (далее следует некоторое количество магических обрядов). Молитва, которая проговаривается, пока мелешь: «Я вызываю тебя, великий и святой Единственный, основатель всего мира, в котором мы живём, кто страдает несправедливо в руках своего собственного сына, тебя, кого Гелиос связал железными цепями, чтобы Всё не пришло в беспорядок. Мужчина-женщина, отец грома и молнии, ты, кто правил и теми, что под землёй». (Далее следует много обрядов защиты, затем формула отстранения): «Иди, Господь Мира, Первый Отец, возвращайся на своё место, чтобы все остались под надёжной охраной. Будь милосердным, о Господи»16.

Колдуны и чародеи — самые консервативные люди на земле. У них нет соображений ⟨на тему⟩ «почему?»; они призывают Силу в терминах, которые больше не понимают, но должны дать точный перечень архаичных атрибутов павшего бога и даже намолоть морской соли Малой Мельницей, моделью водоворота, что отметил его падение. То, что было когда-то наукой, с ними стало чистой технологией, помешанной на сохранении. A. Барб однажды придумал сравнение — имея в виду религию, опять-таки, а не науку: разбираясь с отношением между магическими практиками и религией, он указал на ⟨строку⟩ Евангелия от Матфея, 24, 28 и Луки 17, 37: «Где будет труп, там орлы соберутся вместе» — «слишком много критически настроенных учёных готовы допустить, что труп, следовательно, есть творение орлов. Но орлы не творят; они уродуют, разрушают, распределяют то, что жизнь оставила, и мы не должны вводиться в заблуждение красочной демонстрацией распада вместо цветов и плодов жизни»17. Точность этого образа именно в установлении безукоризненной consecutio temporum[11], что оставляет без рассмотрения сохраняющую функцию магии и суеверий: где бы был историк культуры без этих «орлов»?

Для всех этих титулов и атрибутов, перечисленных здесь, есть оправдание в древних мифах. Но здесь и сейчас важен только один пункт. Повелителем Мельницы назван Сатурн/Кронос, которого его сын Зевс сверг с престола, сбросив с колесницы и изгнав в «цепях» на блаженный остров, где тот живёт во сне, ибо, будучи бессмертным, не может умереть, но, полагают, живёт жизнью-в-смерти, завёрнутый в погребальные холсты, пока его время, как говорится, не придёт, чтобы пробудиться вновь, и он заново родится для нас как дитя.


  1. Ludwig Ideler, Untersuchung über den Ursprung und die Bedeutung der Sternnamen (1809). — P. 4, 17. 

  2. F. Normann, Mythen der Sterne (1925). — P. 108. См. The Srimad-Bhagavatam в Krishna-Dwaipayana Vyasa 5.3 (trans. J. N. Sanyal — V. 2, P. 248f.): «Подобно волам, привязанным к столбу, закреплённому в центре гумна, оставляющим свои стоянки, чтобы двигаться по кругу на коротких, средних и больших расстояниях, живут звёзды и планеты, закреплённые на внутренней и внешней части круга времени, поддерживая себя относительно Дхрувы; и, толкаемые ветром, они выстраиваются во всех направлениях до конца кальпы. 

  3. V. Rydberg, Teutonic Mythology (1907). — P. 581f., Webster’s New International Dictionary, 2 ed., описывает mundle: «палка для взбивания. Устаревшее, за исключением диалектного употребления. (Мы обязаны этой ссылкой г-же Джин Уитнэк.) 

  4. Называть это «трением» — хороший способ, чтобы отказаться от опасных определений: в действительности же санскритский корень math, manth означает «сверление» в прямом смысле, то есть речь идёт о чередующемся вращении то в одну, то в другую сторону (См. H. Grassmann, Wörterbuch zum Rig-Veda [1955]. — P. 976f.). Этот корень есть в небезызвестном ⟨процессе⟩ Амритамантхана[12], Взбивании Молочного Океана, а эта весьма характерная индийская маслобойка и палка для извлечения огня имели далеко идущее влияние на космологические концепции. 

  5. Обод колеса, в который вставлены спицы. 

  6. 10.8.20 Ср. RV 10.24.4 и 10.184.3 с ремаркой Гелднера, что в этой строфе «Атхарваведы» огненные палки расцениваются как великий секрет и приписываются скамбхе. 

  7. «Вишну Пурана» 1.12 (d. 2.8. — P. 187, Wilson trans.) выдаёт страсть индийцев к огромным и нереалистичным цифрам: Дхруве отведена одна кальпа — 4 320 000 лет. 

  8. Zum Problem der Identifikation der nördlichen Sternbilder der alten Ägypter // ISIS 16 (1931). — P. 103. 

  9. Т.е. на протяжении, по крайней мере, последних ста лет. В прежние времена, когда человечество ещё не было «заражено» биологической схемой эволюции, учёные демонстрировали большее доверие могуществу творцов высоких цивилизаций. 

  10. См. Ptolemy, Syntaxis 7.3 (Manitius trans. — V. 2, P. 16f.). Величина, рассчитанная Гиппархом и принятая Птолемеем, была: 1 градус за сто лет. 

  11. См. A. Bouche-Leclerq, L’Astrologie Grecque (1899). — P. 122: On sait que le pole par excellence etait pour les Chaldeens le pole de l’ecliptique, lequel est dans la constellation du Dragon[13]. Ср. тж.: A. Kircher, Oedipus Aegyptiacus (1653) — V. 2, С. 2, P. 205: Ponebant Aegyptii non Aequatorem, sed Zodiacum basis loco; ita ut centrum hemispherii utriusque non polum Mundi, sed polum Zodiaci referret[14]

  12. Здесь мы оставляем без внимания столь много обсуждавшийся вопрос о том, когда именно впервые были введены знаки одинаковой длины; якобы случилось это очень поздно (см. ниже). Реальные созвездия значительно отличаются друг от друга по длине — огромный Скорпион, например, покрывает гораздо больше, чем 30°, тогда как Овен имеет скромные размеры. Можно подумать, что этот недостаток единообразия так мешал древним астрономам в их расчётах, что они разработали более удобную конструкцию просто из самозащиты. 

  13. См H. Collitz, König Yima und Saturn // Festschrift Pavry (1933). — P. 86-108. См. тж. A. Scherer, Gestirnnamen bei den indogermanischen Völkern (1953) — P. 87. 

  14. Хотя Тельхины[15] имеют право быть исследованы как следует, мы можем только сослаться на них здесь: это странное семейство «подводных магических духов» и «демонов морских глубин», они входят в свиту Посейдона на Родосе, они изобрели мельницу, т. е. это сделал их предводитель — Mylas, «Мельник». Зная заранее, как говорят, о предопределённом наводнении, которое должно было разрушить Родос, эти первые жители отправились в Ликию, на Кипр и Крит, тем более, что они знали и о том, что Гелиос собирается захватить остров после потопа. С другой стороны, эти завистливые существа — обладатели «дурного глаза» — также обвиняются в том, что истребили всю растительность Родоса, разбрызгивая на неё воды Стикса. Как выяснится позже (см. гл. «О времени и реках»), воды Стикса не так легко заполучить, а то, что Тельхины, «боги мельницы» (theoi mylantioi), имели доступ к Стиксу, доказывает, вне всякого сомнения, что эти древние дефолиаторы превратились, по сути, в жителей глубокого моря. См.: Griechische Mythologie, Preller-Robert (1964) — V. 1, P. 650f.; (1887), M. Mayer, Giganten und Titanen in der antiken Sage und Kuns. — P. 45, 98, 101; H. Usener, Götternamen (1948). — P. 198f. 

  15. K. Preisendanz, Papyri Graecae Magicae (1928) — V. 1, P. 64. 

  16. Karl Preisendanz, Papyri Graecae Magicae (1928). —V. 4, P. 173ff. 

  17. St. Zacharias // Journal of the Warburg and Courtauld Institutes 11 (1948). — P. 95. От его внимания не ускользнуло, кстати, что это были хищники. 


  1. в нем. версии Kothb

  2. mill-iron

  3. rima

  4. scissura

  5. Dhruva

  6. Mundilföri

  7. букв. «палка радости»

  8. Pogo

  9. secular

  10. Yima xsaeta

  11. последовательности времён

  12. Amritamanthana

  13. Говорят, что полюсом для халдеев преимущественно был полюс эклиптики, находящийся в созвездии Дракона

  14. Утверждали, что египтяне определяют место не по экватору, а по зодиаку; так что центр обоих полушарий — не полюс мира, а полюс позади зодиака

  15. Telchines