Мельница Гамлета

эссе, исследующее истоки
человеческого знания
и его передачу
через миф

Глава 20. Глубины моря

Нисходил ли ты во глубину моря?
И входил ли в исследование бездны?
Иов 38:16.

Это поможет нам окинуть взглядом и сопоставить различные «диалекты» мифического языка применительно к «Фаэтону» в Греции и Индии. У пифагорейцев Фаэтон падает в Эридан, сжигая часть его вод — они ещё продолжали пылать в те времена, когда там побывали аргонавты. Овидий утверждает, что со времён его падения Нил скрывает свои истоки. «Ригведа» 9.73.3 говорит, что Великий Варуна спрятал океан. «Махабхарата» рассказывает в свойственной ей манере, почему «небесный Ганга» должен был быть спущен вниз1. В конце Золотого века (Крита Юга) группа асуров, боровшихся против «богов», спряталась в океане, где боги не могли их достать, и планировала свержение власти. Поэтому боги стали умолять Агастью (Канопус, альфа Киля = Эриду) помочь им. Великий риши сделал так, как они просили: залпом выпил воды океана, обнажив врагов, которые затем были убиты богами. Но с того момента океана больше не было! Упрашиваемый богами снова наполнить море, Святой отвечал: «Та вода воистину была усвоена мной. А значит, вам надо придумать что-то другое, если вы хотите попытаться наполнить океан». Это печальное обстоятельство и сделало необходимым перенос Млечного пути «вниз». И оно напоминает деталь в еврейской традиции по поводу Эбен Шетийа, когда воды ушли так глубоко, что Давиду пришлось декламировать «пятнадцать песен восхождения», чтобы они поднялись снова.

Агастья, великий Риши, имеет «грязное» происхождение, подобно Эрихтону (Возничему), который был рождён Геей, «Землёй», от семени Гефеста, которое он пролил, глядя на Афину2. В случае Риши:

Он происходит от семени Митры и Варуны, которое они пролили в кувшин для воды, глядя на небесную Урваши. Из-за этого двойного отцовства он был назван Майтраваруни, а из-за того, что был рождён от кувшина, он получил имя Хумбасамхава3.

Тогда же и точно таким же образом был «рождён» сын Митры и Варуны Риши Васиштха — только на этот раз семя упало на землю, а не в кувшин. Это определённо дзета Большой Медведицы, и выстраивание в линию Канопуса с дзетой, чаще Алькором, крошечной звездой рядом с дзетой (Мальчик-с-пальчик, в Вавилоне «лиса-звезда») оставалось довольно постоянной деталью, у арабов это Сухайль и ас-Суха[1]. Таково «рождение» действительных представителей обоих полюсов, сынов Митры и Варуны, а также их наследников. Проследовать до конца длинным и трудным путём, ведущим от ригведического Митраваруны (двойств.) к поздним дням Римской империи, где мы ещё находим толкование выражения: mithra funis, quo navis media vincitur[2] — значило бы выйти далеко за пределы данного эссе. Роберт Айслер4, полагаясь на этот обширный материал, связывает «верёвочные» путы, митру сразу с «корабельным поясом» из десятой книги платоновского «Государства».

Из нераздельно двойственного Митраваруны, Варуна всё же имеет более важное значение, особенно потому, что он — тот, кто «измерил первое творение»[3] (Ригведа 8.41.10;), тот, кто скрыл океан — Овидий имел в виду это, говоря, что источники Нила были скрыты — и он тот, кто сам называется «скрытым Океаном» (Ригведа 8.41.8). Варуна говорит о себе: «Я прикрепил небо к сидению Рита» (Ригведа, 4.42.4). И на этом «сидении Рита» мы находим Сварнара, о котором говорится, что это «имя небесного источника ⟨…⟩ который Сома избрал своим жилищем5. Эта «вещь» не отличается от Хварны (вавилонского melammu), которую «плохой дядя» Афрасиаб пытался похитить, ныряя на дно озера Воурукаша, хотя Хварна принадлежала Кей-Хосрову (См. выше). Таким образом, на каком бы диалекте явление ни изъяснялось, павший правитель Золотого века обитает, как считается, ближе всего к астрономическому Южному полюсу, в частности, в Канопусе, который отмечает рулевое весло Арго, Канопус в «слиянии рек». Это верно и для Варуны, привязавшего небо к сидению Рита (и к своему собственному), и для Энки-Эа-Энмешарра, обитающего в Эриду, держащего все нормы и меры (санскритское rita, шумерское me, аккадское parsu) — Торкильд Якобсен называет его весьма подходяще «Повелитель modus operandi» — или для Кроноса/Сатурна, который продолжает давать «меры всего творения» Зевсу, в то время как сам спит в Огигии-первозданной.

Малость сомнительно, (хоть в действительности и нет никакого сомнения), что Фаэтон (в странных волшебных превращениях цепочки столетий) стал пониматься как Сатурн. Существует свидетельство Эратосфена в «Катастеризмах»6, согласно которому планета Сатурн была Фаэтоном, который упал с колесницы в Эридан, и Стефана из Византии7, называющего Фаэтона Титаном. Сверх того ещё есть орфическая формулировка данного казуса: «После того, как Кронос кастрировал Урана, Зевс бросил своего отца (Кроноса) с колесницы и тотчас же «вверг его в Тартар», если переводить буквально8. Существенные ключевые слова легко принять за мелкие детали, как в этом случае «колесницу», с которой Кронос/Фаэтон был сброшен в «Тартар». Средство передвижения, о котором идёт речь — это двухколёсная беговая колесница, греческая halma, латинская currus, вавилонская narkabtu. Это колесница Возничего в Вавилоне, сохранившаяся в Sphaera barbarica[4] астрологов9, несмотря на то, что в нашей сфере Возница лишился средства передвижения. И действительно, никто, кроме Эрихтония (греческое название Возничего, равно как и Эниох), не притязал на изобретение двухколёсной колесницы, запряжённой четырьмя лошадьми, которую надо аккуратно отличать от ещё более важной четырёхколёсной телеги, Большой Медведицы, греческой hamaxa, латинской plaustrum, шумерской mul.MAR.GID.DA = Повозки Карла.

Традиции, дошедшие до нас через клинописные тексты, несколько сбивают с толку, но они явно ссылаются на то же самое «событие». Так, например, «эламитская колесница без сидения, везущая тело Энмешарра. Вместо лошадей в неё запряжены демоны смерти Зу. Царь, который стоял в колеснице — царь-герой, Повелитель Нинурта». Оставляя в стороне два последних предложения, которые на самом деле не так темны, как выглядят на первый взгляд, переводчик Эрих Эбелинг10 не оставляет сомнений в том, что «эламитская колесница» идентична созвездию «колесница Энмешарры», которая авторитетами в вавилонской астрономии идентифицируется с бетой и дзетой Тельца11. Этот Энмешарра — «говорящее» имя: En.ME.SARRA — «Господин всех ME», что значит, что он — Бог «норм и мер», также называемый «Бог Мирового Порядка», «Повелитель Вселенной» = Эа, и, что важно, «тяжёлый в преисподних» и «повелитель преисподних»12.

«Преисподние», всё же, вводят в заблуждение; их имя: Араллу[5]. Эксперты в целом — не одни только ассириологи — предпочитают множественное число в именах, данных одной «преисподней», вместо того, чтобы попытаться отыскать определённое местоположение нескольких провинций этой обширной страны, и установить, какое имя может должным образом подойти каждой из сторон света. Будто кто-то не знает о множественности «адов» и «раев». Прямо здесь, тем не менее, нет необходимости наводить порядок в кварталах месопотамского Гадеса, и того достаточно, что Повелителем Мирового Порядка, Энмешаррой, является Энки-Эа, потому что всё-таки известно, что он обитает «на сидении Рита»: Эриду-Канопус. И, поскольку «колесница Энмешарры» — транспортное средство Возничего, бета и дзета Тельца, то вряд ли останутся сомнения, что легенда о падении Фаэтона была уже шумерским мифом. Прил.22

Как и в Греции, где радикальная версия орфиков, Гесиода и других соседствует бок о бок с тем же Плутархом и Проклом, согласно которым Кронос с отцовским благоволением дал «все меры целого творения» своему сыну Зевсу13, так и в Месопотамии тоже есть вариации, звучащие жестоко, но вместе с тем «соответствующе». Например, когда Мардук строил свой «мир» и получил пятьдесят новых имён, его отец Эа дал ему своё настоящее имя, сказав («Энума Элиш», 7.141f.): «Его имя должно быть Эа. Всеми моими объединёнными ритуалами он должен управлять; все мои наказы он должен выполнить». А что касается Эа под именем Энмешарра, то Эдцард говорит: «Заклинание ново-ассирийских времён, использующее эпитет Энмешарра «Тот, кто передал скипетр и верховную власть Ану и Энлилю», возможно, намекает на добровольное отречение бога»14.

Один из вопросов, требующих ответа — какие меры имеются в виду, и как Сатурн выполняет своё предназначение — «давать их постоянно» Юпитеру?

И, даже если признано, что его «сидение» — Канопус, как может он давать меры оттуда? Без посягательства на то, чтобы хорошо понять схему в данный момент, есть несколько объяснений, которые выглядят самыми правдоподобными.

Рис. 28
Рис. 28.

Подробное изображение движений тригонов Великого Соединения в 1583-1763 годы.

Выше привлекалось внимание к смыслу кругооборота того Тригона, который создан «Великими Соединениями» Сатурна и Юпитера, и был понят ещё Кеплером (См. рис. 28 выше). Теперь тот, кто попытается вообразить степень трудностей, с которыми столкнулись старейшие «мифографы», поймёт, насколько желанным было найти периоды, которые вписывались бы друг в друга, по крайней мере, приблизительно. Этот Тригон Великих Соединений представлял собой инструмент, которым можно было бы «уменьшить масштаб» почти незаметных темпов прецессии. Чтобы пройти весь зодиак, одному из углов Тригона требуется приблизительно 3×794 1/3 = 2383 лет. В сносном приближении это равно одному двойному часу великого «дня» прецессии, равному 25 900 лет. Прил.23

Считалось, что новый знак Зодиака «начинается» только с того дня, когда произошло великое соединение в точке «перехода». Крайняя точка греческого летоисчисления была датой первых Олимпийских игр: они были основаны в память о борьбе Кроноса и Зевса, говорит Павсаний (V.7.4). Однако небесное созвездие, управляющее различными традиционными датами первых Олимпийских игр, не подтверждает этого; другими словами, ещё неизвестно, в память какого особенного великого соединения, как предполагалось, были введены Игры. Наша собственная эра, эпоха Рыб, началась с Большого Соединения в Рыбах в 6 году до н. э.

Посредством этого Тригона Сатурн непрерывно передаёт panta ta metra[6] своему «сыну» Зевсу, и тот же самый Тригон появляется, чтобы быть названным «родом» в орфическом фрагменте, который уже цитировался (155 Kern), где Зевс обращается к Кроносу со словами «Привёл в движение наш род непревзойдённый Демон!». И Прокл упоминает об этом в своём изложении (ibid.), и у Кроноса, кажется, есть высочайшие причины «соединений и разделений» с ним.

Ещё, согласно Макробию, он был «создателем» времени (Sat. 1.22.8: Saturnus ipse qui auctor est temporum)15.

Довольно о Сатурне — устойчивой планете, скользящей вдоль своей орбиты. Сатурн как павший правитель Золотого века и удалившийся от дел к Эриду — более трудное утверждение. Хотя есть также и свидетельства противоположного, есть много указаний на то, что Южный полюс — Канопус — принимался за неподвижный, свободный от прецессии.16.

И это означало бы, — по крайней мере, это могло бы означать, так как хорошо соответствует понятиям «времени и рек» — что истёкшие периоды возвращаются «домой» в вечность, что они текут туда, откуда появились. В доступе к Слиянию Рек, Истоку и Устью эонов и эр, подлинному сидению бессмертия, всегда было отказано любому аспекту «времени, движущемуся подобию вечности». Вечность исключает движение. Но из этого желанного неподвижного дома, истока и устья времён, мировой правитель должен добывать образцовые меры, действующие в этот век; они всегда основаны на времени, как уже было сказано. Снова то же самое, что было и с Мардуком, который первым «пересёк небо и рассмотрел области. Он уравновесил сторону Апсу жилищем Нудимуда (= Эа). Как повелитель, он измерил размеры Апсу, а затем воздвиг себе дворец как “подобие” Апсу», или это была Солнечная Китайская Обезьяна, которая достала своё неодолимое оружие из «пупа глубин», грандиозную железную колонну, посредством которой Великий Юй в стародавние времена измерил предельную глубину моря. В любом случае, будь то описание величественное или очаровательно бессмысленное, это в буквальном смысле «основная» задача Правителя — «нырять» в топос, где времена начинаются и кончаются, чтобы завладеть новым первым днём. Как говорят китайцы, «чтобы управлять пространством, нужно быть знатоком времени» (ср. рис. 29).

Рис. 29
Рис. 29.

Две обрамлённые звёздами фигуры Фу Си и Нюй Ва – это китайский Deus Faber и его спутница, которые измеряют «округлость неба» и «квадратность земли» с помощью инструментов: угольника, с которого свисает свинцовое грузило, и циркуля. Сплетённые тела божеств указывают – хотя и в своеобразной «проекции» – на круговые орбиты, которые пересекают друг друга через правильные временные интервалы.

Читатель может заподозрить, что Гамлет забыт навсегда. Путь был длинным и кружным, но связь всё ещё есть. Даже в такой поздней и разрушенной традиции, как та, что была у Саксона Грамматика, каждый мотив имел смысл в высокие и отдалённые времена. Если трудно распознать центральное значение «весла» Одиссея17, насколько труднее указать «рулевое весло Арго» = Канопус-Эриду в детской загадке Амлета? И всё же, «измерение глубины моря» происходит всё время; дитя-Куллерво посмел сделать это ковшом, придя к поразительному результату: «три ковша и ещё чуть-чуть». И есть ещё менее подходящая мера — настоящее стило. Якоб Гримм пишет: «Средневековая голландская поэма о Брандене[7] ⟨…⟩ содержит самую замечательную деталь: Бранден встречает на море человечка размером с большой палец, плывущего на листе, держащего в правой руке маленькую чашку, в левой — стило; стило он погружает в море, затем позволяет воде с него капать в чашку. Когда чашка наполняется, он выливает её и начинает наполнять снова. Это было его обязанностью, — сказал он, — измерять море до Судного дня18». Специфический «инструмент», кажется, выдаёт землемера, ответственного в данном особом случае. Меркурий был небесным писцом и хранителем документов и записей, и «он первый изобрёл число, счёт, геометрию, астрономию, вдобавок игру в шашки и в кости, но его великим открытием было использование письма», как утверждает Платон («Федр», 274).

Остаётся убедиться, все ли измеряющие планеты могут быть распознаны по их особым методам измерения. Известно, как это делает Сатурн и Юпитер — Юпитер «бросает», Сатурн — «падает». Но, как было сказано ранее, трудно вообразить Сатурна, который даёт меры в Канопусе. Быть может, ещё не все доступные ключи к этой двери были опробованы? Наблюдая, как много персонажей занято измерением глубины моря, можно споткнуться о странное имя, данное Канопусу арабами: они называют его «грузилом», а «Таблицы» Альфонса Кастильского толкуют это как «Сухайль тяжёлый», тяжеловесный Канопус19. Это «грузило» есть отвес на конце отвесной линии, посредством которой была измерена эта глубина. Пока неплохо. Но где вступает в игру Сатурн? Он может быть понят как «живая» линия отвеса20. В это было бы трудно поверить, если бы история об измерении не была рассказана самой отвесной линией — Фаэтоном. Только у него было другое имя, когда он рассказывал её, как это свойственно манерам и обычаям небесных персонажей: Гефест.21

В первой книге «Илиады» (1.5 89f.) Гефест пытается успокоить свою мать Геру, которая весьма разгневана своим мужем Зевсом, и говорит ей:

Трудно бороться против Олимпийца. Было время, я попытался как-то раз помочь тебе, и он схватил меня за ногу и бросил с магического порога, и весь день я беспомощный падал, и на закате приземлился на Лемносе, и теперь не так много жизни осталось во мне.

Гефест упоминает об этом событии ещё раз, когда Фетида просит его выковать щит для своего сына Ахилла (18.39Sf.):

Она спасла меня, когда я много страдал во время моего великого падения по воле моей бесстыдной матери22, которая хотела скрыть меня из-за моей хромоты. Потом душа моя пострадала бы больше, если бы не Эвринома и Фетида — они поймали меня и удержали меня. Эвринома, дочь Океана, поток которого сворачивается в круг. У них я 9 лет работал кузнецом.

Снова связанный договором как кузнец, подобно Куллерво.

Крат из Пергама23 объясняет эти особенности в том смысле, что Зевс домогался системы мер всего мира (anametresin tou pantos). Он достиг цели, определяя меры космоса посредством «двух факелов, движущихся с одинаковой скоростью»: Гефеста и Солнца. Зевс швырнул творца с магического порога на землю в тот же самый момент, когда Солнце начало свой путь на запад с точки на востоке. Оба достигли своей цели в одно и то же время: Солнце село, когда Гефест достиг Лемноса.

Крат был убеждён, что Гомер говорил о сфере, и, так как он сам весьма интересовался системой координат сферы, он не находил странной интерпретацию щита Агамемнона («Илиада», 11.32f.) и Ахилла (8.468f.) в собственном смысле24. Он также понимал плавание Одиссея от острова Цирцеи к Гадесу как путешествие от тропика Козерога к Южному полюсу. Идея не такая странная, как может показаться. Зевс, устанавливающий равноденственный колюр посредством бросания вымышленного «Фаэтона», вводит новую «скамбху» — вспоминается, как Платон говорил об этом: «У него облик мифа...»25.

Но есть также идея Корнфорда о видении Эра26, согласно которому «души Платона фактически видят не саму вселенную, но модель, примитивный планетарий в форме, примерно напоминающей веретено...»

Это печально наблюдать, и, конечно, странно, что так мало учёных доверяют своим глазам и словам — как в случае Джейн Харрисон, которая заметила по поводу Титанов: «Они постоянно отправляются под землю в Тартар, который подо всем, и всегда возникают снова. Самое насилие и постоянство, с которыми они отправляются вниз, показывает, что они снова находятся наверху. Они отскакивают, подобно божественным каучуковым мячикам»27. Более очевидно, что эти «божественные каучуковые мячики» никогда не отправлялись вниз: свергались истёкшие эпохи вместе с именами соответствующих им правителей.

И вот галактическая сцена пуста и уже, фактически, пришла пора наблюдать работу следующей скамбхи, которая мелет «судьбу» первого послепотопного поколения. Но перед тем как встретить лицом к лицу героя старейшего, самого трудного, и, во всяком случае, самого странного из эпосов, возьмём паузу. Мы пользуемся возможностью вставить главу о методах, которые обнаруживаются с помощью общеизвестного эпизода.


  1. Mbh. 3.104-105 (Roy trans. — V.2, C.2, P.230f.); См. тж. H. J. Jacobi, ERE. — V.I, P.181A; S. Sörensen, Mahabharata Index (1963), 18A. 

  2. Кроме Греции и Индии мотив пролитого семени имеет место в кавказских мифах, особенно тех, которые рассказывают о герое Сосзрыко. «Земля» заменена камнем, Гефест — пастухом, а Афина — «прекрасной Сатаной», которая заботливо наблюдает беременность камня, и которая, когда время приходит, зовёт кузнеца, ставшего повитухой «камнем-рождённому» герою, чьё тело — голубая сияющая сталь с головы до пят, за исключением коленей (или бёдер), которые повреждены щипцами кузнеца. Тот же Сосзрыко соблазняет враждебного гиганта измерить глубину моря тем же способом, каким Михаил или Илья заставил дьявола нырнуть, тем временем заморозив море. 

  3. RV 7.33.I3-14; Brihad-Devata 5.152ff.; Sörensen. — P. 18B. Позвольте напомнить, что египетский Канопус сам «бог-кувшин»; в действительности, он представлен греческой гидрой (См. RE s.т. Kanopos). Хумба — имя Водолея в Индии и Индонезии, якобы, вследствие греческого влияния. 

  4. Weltenmantel und Himmelszelt (1910). — P. 175f. 

  5. См. H. Lüders, Varuna, V. 2: Varuna und das Rita (1959). — P. 396-401 (RV 4.21.3; 8.6.39; 8.65.2f.; 9.70.6). Сома рассматривается как «властелин полюсов», а Агни трижды даётся эпитет «сварнарам» («Ригведа», RV 2.2.1; 6.15.4; 8.19.1; ср. Lüders. — P. 400). Но мы слышали до того об «Агни, окружающем богов, как обод — спицы», а Сома и Агни дополняют друг друга, как окажется в конечном итоге, но не в этом эссе; пропорции Митры к Варуне, Агни к Соме, Амброзии к Нектару не так легко вычислить, проще принять желаемое за действительное, что и следовало ожидать. 

  6. № 43 (Robert ed. — P. 194f.) Например, Гигин (II, 42), имеющий дело с планетами, начинает с Юпитера: Secunda Stella dicitur Solis, quam alii Saturni dixerunt; hane Eratosthenes a Solis filio Phaethonta adpellatam dicit, de quo complures dixerunt, ut patris inscienter curru vectus incenderit terras; quo facto ab Iove fulmine percussus in Eridanum deciderit et al Sole inter sidera sit perlatus[8]

  7. s.т. Eretria (Эретриос, сын Фаэтона, одного из Титанов). См. M. Mayer, Giganten und Titanen (1887). — P. 70, 124. 

  8. Hieronymi et Hellanici theogonia (Athenagoras), См. Kern — frag. 18. P. 138; ср. тж. R. Eisler, Weltenmantel und Himmelszelt (1910). — P. 338. 

  9. См.Boll, Sphaera. — P. 108f. (Teukros and Valens). 

  10. Tod und Leben nach den Vorstellungen der Babylonier (19_1) — Р. 29, 33f. 

  11. Gössmann. — P. 89; Schaumberger, 3. Erg. — P. 327; E. F. Weidner, в RLA 3, P.77. 

  12. D. O. Edzard, Die Mythologie der Sumerer und Akkader // Wb. Myth. — V. 1. P. 62; P. Michatz, Die Götterliste der Serie Anu ilu A-nu-um (Phil. Diss.; 1909). — P. 12; K. Tallqvist, Sumerische Namen der Totenwelt (1934). — P. 62. и Akkadische Götterepitheta (1938). — P. 304, 437. 

  13. См. тж. Лукиана, у которого Кронос говорит: «Нет, не было борьбы, Зевс не правит империей насильственно; я вручил ему её, отрёкшись полностью добровольно». 

  14. Edzard. — P. 62. 

  15. См. R. Klibansky, E. Panofsky, R. Saxl, Saturn and Melancholy (1964). — P. 154f. Ср. — P. 333f., с цитатами из латинского перевода Абу Ма’шара, где Сатурн significat ⟨…⟩ quantitates sive mensuras rerum, и где eius est ⟨…⟩ rerum dimensio et pondus[9]

  16. Мы не обладаем ни временем, ни пространством для того, чтобы в достаточной мере заняться имеющей отношение к делу и обширной информацией по поводу «радостного» Южного полюса (См. L. Ideler, Sternnamen. — P. 265f.), арабского Котб Сухайль, названного так из-за Канопуса, который опознавался в Феззане[10] как l’étoile primordiale Sahel, identifié au premier ciel contenant les constellations à venir[11] (V. Pâques, L’arbre cosmique [1964]. — P. 36) — изначальная звезда, «представленная в форме яйца, которое содержит все вещи, что должны были родиться» (Pâques. — P. 47). Чтобы приступить к обсуждению Южного полюса, хорошо было бы начать с «Семи уснувших в Эфесе», которые, предположительно, должны были оказаться на борту Арго — даже если это чётко утверждается только в очень поздней турецкой легенде (XVI век) — особенно со статьи Луи Массиньона Notes sur les Nuages de Magellan et leur utilisation par les pilotes arabes dans l’Océan Indien: sous le signe des VII Dormants (Revue des Études lslamiques [1961]. — P. 1-18 = часть VII из серии статей Массиньона о «Семи Уснувших» в исламской и христианской традициях; часть I появилась в том же самом обзоре в 1955 году, часть VIII — в 1963), и с самой важной обзорной статьи: T. Monad, Le ciel austral et l’orientation (autour d’un article de Louis Massignon) [Bulletin de l’Institut Français d’Afrique Noire [1963] — V. 25, S. B. P. 415-26]. В обеих статьях, помимо удивительного понятия о счастливом Юге, найдётся ещё и примечательная информация о миграциях населения, направленных к Югу с нескольких континентов. Массиньон производит «счастливое» значение Котб Сухайля и Магеллановых облаков от исторических событий, то есть, от упований изгнанных и обездоленных людей, бегущих от вечных войн и грабежей в северных странах: Nomades ou marins, ces primitifs expatriés n’eurent pour guides, dans leur migrations et leur regards désespérés, que les ’étoiles nouvelles du ciel austral[12] (1961. — P. 12). Моно (P. 422), однако, указал на решающее ключевое слово, данное Рагнаром Нумелином (Les Migrations Humaines [1939]. — P. 270, в примечаниях), который заметил: Il est possible que beaucoup de ces mystérieuses pérégrinations se proposaient comme but de trouver ‚l’étoile immobile’ dont parle la tradition. Le culte de l’Étoile Polaire peut avoit provoqué de tels voyages[13], уничтожая, таким образом, со вторым предложением сокровище, которое он обнаружил в первом. Но Массиньон и Моно также пропустили решающий фактор, а именно, что Южный полюс эклиптики отмечен Большим Облаком, и что Канопус довольно близок к этому южному эклиптическому полюсу, тогда как неподвижный центр на Севере вселенной не отличает никакая звезда, как было сказано ранее. Ради удовольствия примечание Моно должно быть приведено здесь (P. 4, 21): Quand Voltaire nous dit que Zadig, dirigeait sa route sur les étoiles’ et que ‚la constellation d’Orion, el le brillant astre de Sirius le guidaient vers le pôle de Canope’, nous retrouvons dans cette dernière expression un témoignage du pôle joué par Canopus dans l’orientation astronomique. Il n’y a pas lieu, bien entendu, de vouloir la corriger en ,port de Canope’[14]: cf. Voltaire, Romans et contes, éd. Garnier 1960, примечание 49. — P. 621. «Где же найдём мы защиту от „выправлений“ филологов»[15]

  17. Рано или поздно, нужно будет допустить ещё один объект в собрание царских измерительных весёл, или gubernacula: загадочное египетское hpt, так называемое «корабельное приспособление» (Schiffsgerät) неясного буквального значения, которое фараон нёс, идя к божеству, в ритуале «вёсельной гонки». Была также «гонка кувшинов» и «гонка птиц», фараон тогда нёс кувшин для воды или птицу, соответственно. В некоторых из «Текстов Пирамид» душа мёртвого правителя берёт это корабельное приспособление и несёт его в другую область неба, в то время как фактически вёслами судна гребут звёзды (Pyr. 2173A, D; См. также 184А, 873D, 1346B). См. Aeg. Wh., издание 3, стр 67-71; A. Gardiner, Egyptian Grammar (1957). — P. 581; Augengott und Heilige Hochzeit (1953) — P. 255f. По поводу различных царских гонок cм. (неудовлетворительное) исследование H. Kees, Der Opfertanz des Ägyptischen Königs (1912). — P. 74-90, «гонка на вёслах». 

  18. Deutsche Mythologie (1953). — P. 373. Английский перевод (TM. — P. 451) вместо «стило» ставит «указку», Гримм написал Griffel («грифель, пестик, столбик») Ср.: K. Simrock, Handbuch der Deutschen Mythologie (1869), § 125. — P. 415. 

  19. Suhail al wazn. Эпитет wazn давался также и другим звёздам южного неба. Вполне достаточные обсуждения этого названия см.: Ideler. — P. 149-51, 163; Allen. — P. 68f.; J. N. Lockyer, The Dawn of Astronomy (1964). — P. 194; W. T. Olcott, Star Lore of All Ages (1911). — P. 133. 

  20. Странный «маяк» Агамемнона у Эсхила, который объявил о падении Трои, должен быть чем-то из этого рода; контекст исключает вообще любые возможные приспособления сигнальной службы. 

  21. Дабы избежать неправильной интерпретации, мы не хотим настаивать на абсолютной идентификации падения Фаэтона и сообщения о падении, переданного Гефестом в первой книге «Илиады». Мы подозреваем, что вербальный образ «Юпитер-сбрасывает-Сатурна» описывает очертания Тригона великих соединений, не какого-либо Тригона вообще, но того нового Тригона, первый угол которого устанавливает соединение Двух Великих в начале новой мировой эпохи. С другой стороны, эта яркая образная формула может скрывать смещение Тригона соединений из одной триады[16] к следующей (См. Прил.23; эти сугубо технические проблемы не могут быть решены. 

  22. Это не то, что сказал Гомер, у него сказано kunopis, «с глазами собаки»; Гера, кажется, была недалеко от Сириуса в это время. 

  23. Благодарим Ганса Иоахима Метте и его работу Sphairopoiia, Untersuchungen zur Kosmologie des Krates von Pergamon (1936), за то, что мы нашли собранным вместе все соответствующие свидетельства и фрагменты, касавшиеся Крата и его тем. 

  24. См. Метте. — P. 30-42, и его введение. 

  25. Мы не можем обсуждать здесь высказывание Гомера о топосе, с которого Зевс скинул Гефеста: «магический порог» всё равно не значит ничего (apo belou thespesioio); были древние учёные, которые утверждали, что Крат соединил этот belos с халдейским Белом/Баалом = Мардук. Мы оставляем его в колеснице Возничего, вавилонском наркабту, тем более, что Мардук также использовал её, опрокидывая Тиамат. «Вавилонская книга Бытия» не говорит о том, чтобы Мардук разбрасывался людьми, но там есть клинописный текст (VAT 9947), названный Эбелингом (Tod und Leben. — P. 37f.) «неким родом календаря праздников», где говорится, что «17 назван (днём) въезда, когда Бел победил своих врагов. 18 назван (днём) плача, когда он сбросил с крыши Кингу[17] и сорок его сыновей» Кингу имел эпитет «Энмешарра», то есть, «Повелитель норм и мер»; он был мужем Тиамат — как Геб был мужем Нут — которая дала ему «таблички судьбы», которые Мардук забрал после своей победы, а 40 его сыновей — число Энки-Эа (см. ниже). Дальнейшее просто вычислить. Нам мешают наши несоответствующие представления об «именах», а также дезориентирующие ярлыки, которыми переводчики снабжают небесные фигуры и делают при этом из Тиамат, Кинги и всего их рода — «чудовищ». 

  26. «Государство» Платона. — P. 350. 

  27. Themis. — P. 453f. Ср. подобное недоверие к своим собственным данным: M. Mayer, Giganten und Titanen. — P. 97 


  1. Suhayl, as-Suha

  2. Митра — канат, которым связана середина корабля

  3. в рус. переводе: «измерил древнюю область...»

  4. изначальной сфере

  5. Arallu

  6. все меры

  7. Brandaen

  8. Вторую звезду после Солнца некоторые называют Сатурном; по словам Эратосфена, говорят, что это единственный сын Солнца Фаэтон, который управлял повозкой своего отца и ненамеренно сжёг земли, после чего был сражён молнией Юпитера и упал в Эридан, что течёт от Солнца среди звёзд

  9. oбозначает ⟨…⟩ количества или меры, это его ⟨…⟩ размерности и веса

  10. Fezzan

  11. важнейшая звезда Саэль, обозначавшая первое небо, содержащее созвездия будущего

  12. Кочевники или моряки, эти примитивные беженцы, не имели никаких проводников в своих блужданиях и для своего не имеющего надежды взгляда, кроме новых звёзд южного неба

  13. Возможно, что множество этих таинственных миграций имели целью лишь поиск неподвижной звезды, о которой говорила легенда. Эти путешествия мог спровоцировать культ Полярной звезды

  14. Когда Вольтер говорит нам, что Задиг проложил свой маршрут среди звёзд, а созвездие Ориона и яркая звезда Сириус вели его к полюсу Канопуса, мы находим в этом последнем выражении признание роли, которую играл Канопус в астрономическом ориентировании. Но нет достаточно разумных оснований, чтобы хотеть направить их в «порт Канопус»

  15. Речь идет о первом абзаце главки «Избитая женщина», где в одних изданиях пишут вместо «полюс» — «порт», полагая, что в рукописи Вольтера содержалась ошибка.

  16. Triplicity

  17. Kingu